Типография Kella

В этом году типографии Kella исполняется 25 лет. И хотя за четверть века на российском полиграфическом рынке произошло немало перемен, здесь не меняется главное: высочайшее качество, комфортная атмосфера, успешное выполнение любых, даже самых сложных, задач. Генеральный директор Евгений Келин рассказал об истории компании, новом оборудовании и о своих увлечениях, которые позволяют видеть мир во всем его многообразии.

Типография Kella

— Сегодня, как и всегда, ценится оптимальное сочетание оперативности и качества. Что ваша типография может предложить заказчикам с учетом имеющихся технических возможностей?

— То же самое, что и вчера, — лучшее. Только нужно учитывать: это невозможно сделать дешево.

— Но у вас за многие годы наверняка сложился круг постоянных клиентов...

— Все течет, все меняется — кто-то приходит, кто-то уходит. Многие начинают печатать продукцию попроще, снижают требования. И это объяснимо — рынок диктует свои правила.

— Вы каким-то образом рекламируете себя в печатных изданиях, в Интернете?

— Нет, действуем по старинке — доносим информацию непосредственно до менеджеров, которые принимают решения.

— К вам приходят с готовым макетом или вы можете сделать его с нуля?

— Если мы говорим о типографии, то к нам нужно прийти с готовым макетом. Можем порекомендовать что-то в плане верстки, проверить текст, но не более. Мы обычная, традиционная типография — делаем то, что хочет заказчик.

— Вы ведь купили новую машину, которая позволяет делать очень многое. Как вы ее выбирали?

— Не думаю, что это кому-то будет интересно. (Улыбается). Трудный был выбор. Ездили с директором производства и печатником в демозалы компаний-производителей, оценивали машины, печатали на них свои тесты. Было очень интересно, и я благодарен компаниям «ЯМ Интернешнл», КБА и «Гейдельберг» за предоставленную возможность оценить их оборудование. После тщательного анализа остановились на образце компании «Гейдельберг» и приобрели машину Speedmaster XL 106-5+LXLEUV поколения Drupa 2016.

— Она позволяет делать что-то экстраординарное?

— Знаете, со времен первопечатников мало что изменилось: закладываешь бумагу и получаешь оттиск. Все остальные новшества лишь позволяют сделать процесс более предсказуемым и максимально точно контролировать результат. Компании «Гейдельберг» удалось создать оптимальный в этом отношении продукт, оснащенный самыми современными технологическими решениями.

— Чтобы работать на такой машине, нужны высококлассные специалисты...

— Да, это уже не печатники, а операторы. Впрочем, у нас в типографии печатники работают в среднем 15–17 лет. Как коллектив сложился (и это касается не только печатников), так мы и идем по жизни вместе. Учимся всему, покупая самые современные машины. Вот и сейчас нужно освоить много нового.

— Сколько лет вашей типографии?

— В этом году исполняется 25!

— А как вы сами пришли в полиграфию?

— Случайно. По образованию я фармацевт, и во времена моей учебы каждый молодой специалист должен был отработать два года по распределению. Родина меня послала не в то место, где я хотел бы оказаться. В общем, я туда не поехал и два года работал в Публичной библиотеке... сантехником — никуда больше не брали. В ту пору у меня было много друзей в Мухинском училище (кстати, со своей супругой я познакомился там же, и, возможно, благодаря ей жизнь так и сложилась. Наверное, это судьба). Когда началась перестройка, самой доступной стала трафаретная печать, чем я и стал заниматься. Потом организовал отдел трафаретной печати при Союзе дизайнеров, где успешно трудился лет пять. Позже открыл частное предприятие, основой которого стали дизайн-студия и типография трафаретной печати. Интересное было время: много творчески интересных проектов, много дизайна, контактов и увлеченности. Это наполняло работу и жизнь невероятным драйвом!

— Львиная доля ваших заказов это...

— Реклама и все, что с ней связано. К сожалению, этот сегмент рынка сегодня сильно просел. Реклама меня всегда привлекала своей мультизадачностью и тем, что в свое время там работали замечательные дизайнеры, графики и криэйторы. Годы, проведенные в Союзе дизайнеров, приучили к тому, что надо создавать нечто красивое и интересное по форме и содержанию, а, к примеру, упаковка не дает такой возможности. Хочется, как раньше, делать красиво, но сейчас не все к этому готовы.

— Но ведь делаете и находите своего клиента...

— Да, за счет этого и живем. Все знают: если дизайнер придумал что-то интересное, но трудновыполнимое, то коллектив типографии Kella воплотит это в жизнь! Нам нравятся сложные проекты, и мы умеем это делать хорошо, подтверждением чему служат многочисленные награды. Так что мы настоящие «Мэтры полиграфии»! В их числе дипломы за победы в конкурсах фабрики дизайнерских бумаг Fedrigoni «Поющая бумага», организатором которых стала компания «Берег». Кстати, жаль, что профессиональные конкурсы канули в Лету, — из отрасли ушел соревновательный дух. Мы в компании шутим: после того как в течение трех лет стали один раз вторыми и два раза первыми, проект закрыли. (Смеется).

— Сложно управлять людьми? Какой вы руководитель — авторитарный, демократичный?

— В малом бизнесе вообще необходима командная работа, а любой команде нужен капитан. Именно ты тот человек, кто приходит раньше всех, уходит позже всех. Это уже не работа, а жизнь, и она мне нравится.

— Неужели некому делегировать полномочия и отправиться, скажем, на отдых?

— Почему же? Есть кому, мне повезло с командой: со мной трудятся лучшие в своей области специалисты, и я им полностью доверяю. Про многих могу сказать, что мы с ними не только давно работаем, но и полжизни прошли вместе. А все-таки люди, уезжая в отпуск, беспокоятся даже о любимой кошке, а тут любимое дело! Я могу отключиться от всего, но отдых тоже должен быть насыщенным и динамичным, иначе быстро становится скучно и тянет к работе.

— Дети пошли по вашим стопам?

— Нет, в нашей семье нет профессиональной преемственности.

— Но ведь кому-то надо оставить свое дело?

— Не помню, где прочитал, что не стоит оставлять детям бизнес, в котором они не хотят работать. Хорошо, когда дети имеют мужество выбрать свою дорогу. Я и сам поступил так же: приехал учиться в этот город, не зная никого, влюбился и остался здесь.

— А откуда?

— Из Майкопа.

— Там тепло...

— Да, и это единственное, чего мне тут не хватает. Но Петербург уникальный город: такой интересной и насыщенной культурной жизни нет ни в каких теплых краях.

— Любите путешествовать?

— Да, это расширяет сознание и помогает увидеть новые горизонты. А еще люблю театр, оперу, литературу, архитектуру, живопись и все, что наполняет нашу жизнь прекрасным.

— К современной литературе это тоже относится?

— Нравится не все. С удовольствием прочитал романы Фаулза и рассказы Быкова; Пелевин доставил удовольствие и повеселил. Не смог одолеть Дэна Брауна, так и не дочитал «Шантарам». С большим удовольствием следую рекомендации классика: «Откупори шампанского бутылку, иль перечти „Женитьбу Фигаро“». Правда, вместо «иль» я бы поставил «и». А перечитываю чаще всего «Фауста» Гете.

— Специальную и образовательную литературу тоже читаете?

— В бизнесе, как в семье, чтобы оставаться интересными друг другу, нужно постоянно повышать свой уровень, узнавать что-то новое, к чему-то стремиться. Моя супруга Надежда, в отличие от меня, пошла учиться и получила степень MBА. Я не мог не прочитать все книги по курсу, потом стало интересно, продолжил чтение. Мысли умных людей обогащают и помогают глубже понимать любые процессы, позволяют по-другому взглянуть на вещи. Но, как ни странно, больше всего мне понравились не трактаты Котлера, Траута, Друкера и Огилви, а маленькая книжица «Бизнес в стиле дзен» Рона Рубина и Стюарта Эвери Гоулда. Это вдохновляющее руководство для любого предпринимателя XXI века. В жизни и бизнесе комфортный диалог строится с теми, кто хочет развиваться и чего-то достигать.

— Вам везет на таких людей?

— Да, остальные быстро отсеиваются, и в компании остаются те, с кем мы мыслим в одном направлении.

— Что бы вы хотели пожелать своим коллегам и нашим читателям?

— Найти смысл жизни и, конечно, успехов в бизнесе!