Проекты «Краски детства» и «Табуретка»

Куда уходит детство? У кого-то — никуда, и это прекрасно. Ведь только люди с непосредственным взглядом на мир способны постоянно что-то придумывать, открывать и радоваться своим открытиям. А еще они помогают развивать фантазию и талант ребят, которые хотят и могут творить. О том, как воплотить детские мечты в жизнь, нам рассказал Евгений Шлионский, руководитель некоммерческих проектов «Краски детства» и «Табуретка».

Проекты «Краски детства» и «Табуретка»

— Расскажите, пожалуйста, о том, как появились ваши проекты и почему вам близка тема детского творчества?

— Все началось в 1995 (или в 1996) году в знаменитом доме по адресу Пушкинская, 10, где жили люди творческие. Там постоянно проводились художественные выставки, концерты и много чего еще. И вот в 1995 году, (теперь я точно вспомнил), в его стенах были организованы концерт группы «АукцЫон» и выставка художника Артура Молева, куда люди приходили с детьми разного возраста. Они, конечно, шумели, бегали, играли, но мы же добрые, поэтому никто детей бить не собирался. (Улыбается). И Артур, величайшей души человек, скучковал ребят и стал с ними рисовать. Идея оказалась удачной: дети рисуют, музыканты играют — все при деле. Проект получил название «Краски детства» и через некоторое время переместился в Манеж.

— Откуда такое замечательное название?

— Да вот так как-то само родилось, придумалось.

— А кто вы по образованию?

— Если честно, у меня нет никакого образования, вернее, их много, но все неоконченные.

Проекты «Краски детства» и «Табуретка»

— И как в дальнейшем развивался фестиваль?

— Так получилось, что в первые годы я в нем не участвовал, просто был знаком с организаторами. Как-то сидел я без работы, а потом меня взяли, причем директором! в журнал «Чиж и Ёж». Как-то редакторы журнала, две милые женщины, пришли ко мне и сообщили: «Манеж нам дает четыре дня. Что с ними делать?». И тогда я уговорил Сережу Васильева, директора «АукЦыона», помочь с организацией «ещё одних» Красок Детства. Он согласился, но только с тем условием, что там сыграет трио «Тайгер Лиллис». Программа выглядела так: сначала детский художественный фестиваль, а потом выступление музыкантов. Рок-концерты проводились (и проводятся) в поддержку детского творчества.

— В каком году вы подключились к проекту?

— В 2001–2002-м, а потом был перерыв. Возобновилось все в 2009 году, когда у Манежа опять появилось три свободных дня. Было сложно, потому что требовалось все организовать за месяц-полтора, а тогда Интернет имелся не у каждого. Но мы справились. С 2009-го фестиваль «Краски детства» проводится ежегодно.

— На каких площадках, кроме Манежа, базировалось мероприятие?

— В ЦПКиО, в «Ткачах», которые, к сожалению, не могли вместить столько желающих, как Манеж.

— Вы выступаете в качестве организатора фестиваля?

— Да. Идея принадлежит Артуру Молеву. Он считает, что детскую фантазию ничто не должно ограничивать, творчество ребенка живо и непосредственно. Пусть дети рисуют сколько хотят, что хотят и как хотят. Наше мероприятие отличается от других тем, что мы не даем заданий и не ставим никаких рамок.

Проекты «Краски детства» и «Табуретка»

— Правильно, ведь все дети по-своему талантливы...

— Мы тоже так считаем, поэтому лишь подкидываем им идеи о форме самовыражения. А еще они у нас рисуют на том, на чем дома нельзя: на стенах (специально строим картонный город), на обуви, зонтиках, огромных воздушных шарах. Кстати, в 2001–2002 годах я и познакомился с «Берегом», когда ломал голову над тем, где взять материалы. Просто позвонил и спросил: «А нет ли у вас лишней бумаги для нашего мероприятия в Манеже?» Они ответили: «Да, приходите и забирайте, а еще у нас есть картон». И вот тогда появилась идея строительства картонного Петербурга, на стенах которого дети и рисовали. У нас даже был картонный трамвай. Тогда в фестивале впервые участвовал Дмитрий Шагин. Он пришел к детям, такой огромный и бородатый, приблизился к трамваю и спросил: «Дети, а у вас есть желание?» Они, конечно, дружно ответили: «Да!» Шагин предложил: «Давайте каждый нарисует свое желание на трамвае, и это будет трамвай „Желание“». Все, и даже взрослые, были в восторге.

— Можете вспомнить самые интересные ваши задумки?

— Как-то мы играли в Оле-Лукойе и рисовали свои сны на зонтиках. Затем познакомились с замечательной студией «Да», и дети вместе создавали один мультик. Мы придумали только фабулу, а все остальные детали сочиняли ребята. Первый мультик назывался «Приключения человека-кота», который делали 350 человек. Он получил Гран-при Международного анимационного фестиваля, приз прессы и еще какую-то награду. Всех удивило, что за три дня 350 детей сделали восьмиминутный мультфильм, который получился таким добрым и цельным. Теперь каждый год мы рисуем мультик.

Проекты «Краски детства» и «Табуретка»

— Люди и организации помогают вам добровольно и бескорыстно?

— Да, кто чем может. Мы всегда открыты для сотрудничества.

— А как сегодня складываются отношения с Манежем, ведь это самая удобная площадка для воплощения ваших идей?

— Надеюсь, что в этом году с 17 по 20 ноября фестиваль состоится именно в Манеже. У нас юбилей — 20 лет, поэтому хотелось бы, чтобы нынешнее мероприятие прошло в тех же стенах, что и первое. Есть мысль посвятить его космосу, то есть тому, как его представляют дети, — с пришельцами, зелеными человечками, летающими тарелками и тому подобным.

— Расскажите, пожалуйста, о другом своем проекте, который называется «Табуретка»...

— Как-то раз наши друзья, которые работают в Музее Анны Ахматовой и в Фонтанном Доме, заглянув на «Краски детства», попросили придумать для их музея что-то подобное — чтобы было много детей и счастья. И я, гуляя по парку с недавно родившимся ребенком, сочинил концепцию «Табуретки».

— Почему «Табуретка»?

— Потому что это не просто мебель, а первые подмостки, с которых ребенок читает стихи или поет песни. Вместе с Музеем Ахматовой мы придумали канву поэтической «Табуретки», ведь среди детей есть настоящие поэты, и их стихи достойны того, чтобы быть напечатанными. Ежегодно выходит сборник, который тоже называется «Табуретка». Дети через стихи играют со словом и узнают возможности языка. А еще это благотворительный проект «Стихи лечат!». Получается, что юные поэты словом помогают тем, кому это необходимо. Все деньги от реализации сборника идут в фонд AdVita (ради жизни).

— Проект предусматривает еще и театральный конкурс?

— Да, нам присылают снятые на видео спектакли разных детских театров, и мы выкладываем их фрагменты на «Ютьюбе». Каждый желающий может проголосовать за понравившийся коллектив. Эти ребята получают огромную аудиторию! География участников — от Калининграда до Находки, есть труппы и из ближнего зарубежья.

Проекты «Краски детства» и «Табуретка» Проекты «Краски детства» и «Табуретка»

— Много ли в стране талантов?

— Конечно. На фестиваль приезжали коллективы из таких мест, о которых мы даже не слышали, например, из города Тутаева Ярославской области. Какие это одаренные актеры и педагоги! Им удалось покорить даже взыскательную петербургскую публику. Люди там работают за мизерную зарплату, но делают свое дело с душой и большим талантом. Наш проект призван поощрять и их тоже, ведь у них сразу появляется множество зрителей, а для творческих людей это очень важно. Однажды из Сургутской области на фестиваль привезли спектакль «Шекспир в песочнице», в котором играли шестилетние дети. Ромео был один, а Джульетт — пять, потому что героиня произносила длинный текст, и одна девочка не смогла бы его запомнить. Эти Джульетты за кулисами просто задразнили несчастного Ромео!

— Как происходит отбор коллективов, которые в итоге выступают на фестивале в Петербурге?

— Мы придумали двухуровневую систему. Первый отбор осуществляют петербургские актеры и режиссеры разных направлений, которые определяют полуфиналистов, оценивая участников по десятибалльной шкале. Они отсматривают отрывки из спектаклей (в этом году 220) и выносят свой вердикт. Все работают на общественных началах.

— А потом?

— У нас есть экспертный совет из известных людей, имеющих непосредственное отношение к театру, куда входят Константин Хабенский, Евгений Гришковец, Анвар Либабов и многие другие. В этом году в него включены Наталья Фиссон, Дмитрий Хрусталев (который привлек Сергея Безрукова), Виктор Бычков. Полуфиналистов разбиваем по десятку на каждого члена экспертного совета, и они тоже выставляют оценки. Потом сумма баллов первого и второго этапов складывается, что позволяет получить достаточно объективное мнение. А еще одна постановка выбирается народным голосованием на сайте. Затем все финалисты приезжают сюда и играют свои спектакли на сцене одного из театров Санкт-Петербурга. В нынешнем году это будут сцена Музея театрального искусства на площади Островского и Малая сцена Мюзик-Холла.

— Как определяется победитель?

— На этом этапе мы возвращаемся к внеконкурсному формату — победителями становятся все, кто прошел в финал.

— А вход на спектакли платный?

— Бесплатный, потому что это социальный проект.

— Откуда потенциальные зрители могут узнать о «Табуретке»?

— Информация есть в соцсетях, раздаем буклеты в школах. Но если залы маленькие, то они заполняются и без рекламы — самими участниками и их родственниками.

— Каким образом решаются организационные вопросы?

— Приезжают конкурсанты за свой счет, а оплату проживания и частично питание обеспечиваем мы. Обычно дети живут в хостелах неподалеку от Невского проспекта, что очень удобно для них. Все у нас спрашивают, сколько стоит участие в фестивале, так как в 95% случаев оно платное, но мы не хотим зарабатывать на этом деньги.

— Что у вас в ближайших планах?

— Выпустить очередной сборник детских стихов «Табуретка». Мы очень рады, что компания «Берег» нам помогает и вообще готовы принять любое содействие. А еще хочу запустить «Табуретку» в путешествие, чтобы она, как раньше говорили, «шагала по планете». Поэтический форум можно проводить в любых странах, например в Германии совместно с Институтом Гете.

— На какой возраст вы себя ощущаете?

— Трудно ответить. На открытии прошлого поэтического фестиваля я встал на табуретку и сказал: «Здравствуйте, я мальчик Женя, мне 48 лет».

— И традиционный вопрос: что бы вы хотели пожелать нашим читателям?

— Не ставить барьеров на пути детской фантазии, потому что если бы все мыслили по шаблону, то никогда бы не появилось ничего нового.