Типография «Быстрый цвет»

«Быстрый цвет» — многопрофильное полиграфическое предприятие, которое за 12 лет работы стало одним из лидеров цифровой печати Северо-Запада. Здесь предлагают высококачественную оперативную полиграфию и производство полного цикла: дизайн, цифровую, офсетную и широкоформатную печать, постпечатную обработку. В режиме 10-минутной готовности поддерживается более 100 наименований бумаг, что уникально для Петербурга. Директор типографии Кирилл Евдокимов рассказал, за счет чего «Быстрый цвет» обеспечивает заказчикам скорость, качество и выбор. 

— Расскажите, пожалуйста, как и когда образовалась ваша типография? 

— На рынке мы достаточно давно — с 2006 года. Я всегда думал, что у нас молодая типография, а тут как-то посчитал, и оказалось, что нам уже более 10 лет. Этот юбилей не справляли, но 15-летие отметим обязательно! Начинали в небольшом подвальном помещении на юге города, где на тот момент стояла популярная машина Xerox 8000. Жили мы там не тужили полтора года, а потом пошел сильный дождь, и наш подвал затопило. «Ксерокс» залило, после чего он перестал работать... 

— Расстроились? 

— Конечно, было очень грустно и обидно. После потопа переехали на Петроградку, на территорию Печатного двора, где проработали более восьми лет. В начале прошлого года нас оттуда вежливо попросили, потому что корпус ставили на капремонт. Предлагали другие площади, но там не было входа с улицы, да и аренда выходила дороже. Тогда начали искать помещение на Петроградской стороне (нравится нам тут) и нашли историческое место рядом с Ленполиграфмашем. В конце января прошлого года переехали и теперь живем на набережной реки Карповки. 

— Производство тоже здесь размещается? 

— Да, мы стараемся не разделять производство и офис — это очень удобно. 

— Какую продукцию изначально предлагали клиентам? 

— Мы всегда специализировались на рекламной и деловой полиграфии — от визиток до выставочных буклетов. 

— Ассортимент продукции с годами расширялся? 

— Начинали с таких простых вещей, как скрепка, пружинка, ламинация, потом освоили кашировки, вырубки, конгрев, лазерную резку и многое другое. 

— То есть сейчас вы делаете все, что необходимо рекламному бизнесу? 

— Да, порядка 70% нашей продукции — чистая реклама, остальное — упаковка, поддержка различных ивентов. Печатаем и книги, но малыми тиражами и в мягком переплете. 

— На чем специализируетесь? 

— На индивидуальных заказах и комплексном обслуживании. Это требует сложных технологий, широкого ассортимента бумаг, высокой квалификации персонала. Мы с самого начала предлагали около 80 наименований материалов, потом эта цифра увеличилась до 100, но сейчас она сокращается. Держать очень большой склад бумаг невыгодно, поскольку дорогой дизайнерский образец может продаваться год-два. Лучше закупать то, в чем действительно нуждается рынок. 

— И в каких бумагах он сегодня нуждается? 

— Как правило, в продукции на стандартной меловке, правда, выполненной качественно и быстро. Что касается заказов на дизайнерских бумагах, то они составляют примерно 10% от общего числа. 

— Потому что обходятся дороже? 

— Да, причем в несколько раз. К тому же, если говорить о массовой рекламе, дизайнерские бумаги там практически не нужны. Все стандартные заказы выполняются оперативно, а сложные решения требуют времени, поскольку какие-то вещи по технологии невозможно сделать быстро. Со срочной работой можем справиться в короткий срок — останемся вечером, выйдем в выходной, но клиента не подведем. 

— А почему «Быстрый цвет»? 

— Потому что быстро и разноцветно. (Улыбается.) Название существовало с самого начала, и придумал его я. Уже не помню, какие еще были варианты, но «Быстрый цвет» мы выбрали всеобщим голосованием. 

— Клиенты обычно приходят со своими макетами или их разрабатывают ваши дизайнеры? 

— Свыше 90% заказов печатается с готовых макетов, так как крупные корпоративные заказчики имеют собственные дизайнерские отделы. У нас в штате есть дизайнеры, и они весьма плотно загружены, но дизайн при типографиях по большей части утилитарен и не очень креативен. Обычно на долгую разработку макета просто нет времени, хотя я сам люблю красивые печатные изделия. 

— С чего начиналась эта любовь? Почему вы занялись именно полиграфией? 

— По образованию я программист. Когда учился в институте, с работой для программистов было туго, и мы с одногруппниками занимались версткой в издательствах. В начале карьеры сотрудничал с издательством «Пангея», которое существует до сих пор, теперь в качестве рекламного агентства. 

— А потом? 

— Какое-то время работал в Петербурге в агентствах и издательствах, потом в московских журналах. Позже друзья предложили отойти от дизайна и заняться производством, что я и делаю свыше 10 лет. В общем, люблю красивое железо, красивые картинки, которые оно печатает, а также руковожу людьми. (Улыбается.

— В коллективе есть «долгожители», с которыми вы начинали? 

— С 2006 года не осталось, увы, никого, а с 2008 работает достаточное количество сотрудников. 

— Приглашаете профильных специалистов или обучаете людей на месте? 

— Бывает по-разному. Сейчас уже стараемся искать работников с каким-то полиграфическим бэкграундом, а раньше обучали с нуля. 

— Многие ваши коллеги жалуются на дефицит квалифицированных кадров... 

— Подтверждаю. Правда, сейчас у нас уже работает много сотрудников с полиграфическим образованием, но та база, которую они получили в вузе, далека от реалий производства. Многому нужно учиться заново. 

— У вас большое предприятие? 

— Да, для цифровой типографии весьма крупное — у нас значительные площади, много техники. В этом году, кстати, планируем обновить парк постпечатного оборудования. Печатная техника у нас достаточно новая, поэтому на ней можно делать все, что требуется современному рынку. В ближайших планах продвижение элитной цифровой 3D-отделки — лака и фольги. Это очень перспективное направление, ведь сейчас стало возможно без больших затрат и, главное, очень оперативно изготовить небольшие тиражи рекламной продукции и упаковки, которая выглядит не просто красивой, а реально крутой. Визитки, открытки, папки, каталоги с 3D-фольгой и лаком сразу привлекают внимание клиента. А малотиражная упаковка смотрится не менее эффектно, чем продукция крупных брендов на полках магазинов. И все это можно сделать тиражом хоть 5, хоть 50 штук. 

— Как вы продвигаете свою продукцию? 

— Если раньше я бы сказал, что клиенты в основном находят нас через Интернет, то сейчас не менее 50% приходят по рекомендациям (работает так называемое «сарафанное радио»). За эти годы мы зарекомендовали себя как типография, не боящаяся сложных заказов и всегда гарантирующая высокое качество. 

— Есть постоянные клиенты? 

— Конечно, например, в нашей базе за прошлый год порядка 2700 заказчиков и примерно треть из них — постоянные. 

—У вас есть какие-нибудь традиции, корпоративы? 

— Отмечаем Новый год и другие праздники. Поначалу просто ели-пили, а сейчас стараемся культурно проводить время: устраиваем конкурсы, тематические вечеринки. Коллективу нравится — и тем, кто готовит эти мероприятия, и тем, кто в них участвует. Некоторые отделы вместе ходят на хоккей, например, играют в настольные игры, которые сами же делают. Мы, кстати, выпускаем карты — как для настольных игр, так и классические, мафию, таро и другие. 

— Что бы вы хотели пожелать читателям мартовского номера? 

— Все пожелания в марте — читательницам. Пусть они как можно чаще улыбаются, радуя себя и окружающих!